Римские дороги

На территории Черногории, Хорватии и Албании до сих пор существуют останки древнеримских дорог. В районе Рисана есть участки с хорошо сохранившимися фрагментами такой дороги.  Есть такие фрагменты и на других участках Побережья и даже во внутренних  районах. Построенная между 146 и 120 годами до нашей эры, дорога, длинной более 860 километров, тянулась по побережью Адриатического моря с территории современной Албании до Турции. Ширина вымощенного камнем дорожного полотна составляла более 9 метров.

Инфраструктура древнеримского «скоростного шоссе» включала в себя расположенные на обочинах закусочные, ремонтные мастерские и почтовые станции, на которых меняли лошадей. Кроме того, вдоль дороги на определенном расстоянии были расположены посты, на которых дежурили стражники, следящие за безопасностью.

Римские строители дорог предусмотрели даже так называемые «отбойники» — в середине и по краям проезжей части были сделаны каменные бордюры, которые исключали столкновения встречных повозок и падение их с дороги в кювет.Движение по древнеримскому шоссе было левосторонним, чтобы встречные повозки не попали под кнуты возниц, которые они держали в левой руке.Дорога, известная под именем Виа Игнатиа, начиналась в городе Дурресе (современная Албания) и вела до Константинополя.

Римские дороги в Черногории

Большие участки дороги в хорошем состоянии сохранялись до начала XIX века, однако за последнее столетие древнеримская дорога была частично разобрана на строительные материалы, а частично погребена под культурным слоем.До начала раскопок видимыми оставались лишь около 3 километров из всего огромной дороги, по которым нельзя было определить, как она выглядела в античные времена.

Всю сложность устройства древнеримской дороги удалось обнаружить во время строительства ее современной «реинкарнации» — скоростного шоссе Игнатиа. Шоссе, которое пройдет почти параллельно виа Игнатиа, было закончено к 2009 году. Его строительство обощлось почти в 8 миллиардов долларов.

 Создание дорогиfoto-116.jpg

Сначала роется траншея глубиной примерно метр — метр десять. Если почва некрепкая, заболоченная, в дно траншеи забиваются дубовые сваи. Края траншеи укрепляются каменными плитами. Затем выкладываются разные слои — крупного камня, камня помельче, песка, снова камня, извести, черепичного порошка… «Слоеный пирог» заполняет всю вырытую траншею. Сверху на подушку кладется собственно дорожное покрытие — каменные плиты, расположенные небольшой горкой, чтобы дождевая вода стекала с центра дороги в боковые дренажные канавы.

По краям римской дороги стояли верстовые (милевые) столбы в виде аккуратных каменных колонок на квадратных каменных постаментиках. Были и настоящие дорожные знаки в виде каменных колонн выше человеческого роста, на которых обозначалось расстояние до ближайших населенных пунктов и до Рима. А в самом Риме был заложен нулевой километр с памятным знаком.Любопытная деталь: вдоль дорог римляне сеяли чернобыльник (artemisia absinthium) — каждый идущий мог сорвать на обочине его листья и вложить в сандалии, чтобы от долгой ходьбы не болели ноги.Римские дорожники старались не повторять рельеф местности.

9087291.jpg

Римские дороги в Черногории связывали Герцег Нови , где остались руины римских строений рядом с развалинами Цитадели с Рисаном и потом с современный Цавтатом в Хорватии ( Эпидавр Иллирийский) . Так же найдены римские развалины в Будве и в современном Никшиче, где сейчас находится крепость Бедем было римское поселение Андерба. И это только часть дорожной сети римлян.

Если перед ними была впадина, они строили через нее мост. Если гора — прорубались сквозь гору. Неподалеку от Неаполя, например, римляне пробили в скале туннель длиной 1300 метров.  Ещё хочу добавить, что у большенства римских повозок расстояние между колёсами составляло около 143 см. (но были разные повозки) Такая ширина считалась стандартной, так как на дорогах именно на таком расстоянии друг от друга были сделаны колеи для колёс.
Ещё можно добавить про Мансионы. Специальные гостиницы для путников, разных размеров. Находились на расстоянии 15 км друг от друга. Ещё были и почтовые станции находившиеся на расстоянии от 6 до 15 миль. Они являлись составной частью «курсус публикус» и использовались только для государственных нужд.
Ещё можно сказать, что Аппиева дорога была первой в целой сети дорог. Тянулась от Рима в Капую и потребовала 100 лет на строительство.
Так лошадей меняли каждые 10 миль, а всадников специально обучали. Вроде римляне переняли это у персов.

Большинство дорог Древнего Рима строилось в соответствии с требованиями первых «технических условий», так называемых «12 таблиц», разработанных еще в 450 г. до н. э. Согласно этому документу дороги по ширине делились на следующие части (полосы): семита (semita) или пешеходная полоса шириной 30 см, итер (iter)—полоса для всадников и пешеходов шириной не более 92 см; актус (aktus)—полоса для одноупряжных повозок и экипажей шириной 122 см и двухполосная виа — (via)— основная проезжая часть шириной около 244 см. Таким образом, если считать, что семита, итер и актус проходили с обеих сторон дороги, то общая их ширина с учетом двойной виа составляла, приблизительно от 7 до 10 м. В более поздние времена империи этим размерам перестали строго следовать.

Теперь поподробнее о тяготах пути на примере одной евангельской истории ,в которой верный последователь Христа Епафродит , пересек Балканы по именно такой дороге ,идя на помощь апостолу Павлу в Рим.  sigliki-roman-road-05.jpg

Епафродит посланник филиппийцев

«Примите же его в Господе со всякою радостью, и таких имейте в уважении»,— писал Павел филиппийцам. Несомненно, мы были бы счастливы, если бы христианский надзиратель сказал о нас так восторженно (Филиппийцам 2:29). Но о ком говорил Павел? И что сделал человек, заслужив такую теплую похвалу?Ответ на первый вопрос — Епафродит.

Чтобы ответить на второй, давайте рассмотрим обстоятельства, которые побудили Павла написать эти слова.Примерно в 58 году н. э. филиппийцы узнали, что в Иерусалиме злобная толпа вытащила из храма и избила Павла, что власти арестовали его и после содержания под стражей без определенного обвинения переправили в цепях в Рим (Деяния 21:27—33; 24:27; 27:1).

Беспокоясь за его благополучие, филиппийцы, должно быть, спросили себя, что́ они могли бы для него сделать. Материально они были бедными и находились далеко от Павла, поэтому могли предложить ограниченную помощь. Но филиппийцы по-прежнему испытывали к Павлу те же теплые чувства, которые в прошлом побуждали их поддержать его служение, а сейчас даже более сильные, потому что апостол находился в критической ситуации (2 Коринфянам 8:1—4; Филиппийцам 4:16).Филиппийцы, наверно, подумали: а не мог бы кто-нибудь из них навестить Павла с подарком и помочь, если ему что-то понадобится. Но путь был долгим и изнурительным, и помогать Павлу, возможно, было опасно! Йоахим Гнилка замечает: «Требовалось мужество, чтобы навестить заключенного, особенно того, чье „преступление“, должно быть, представлялось крайне неопределенным». Писатель Брайан Рапски говорит: «Существовала еще одна опасность — просто быть слишком тесно связанным с заключенным или разд

Рисан римская дорога

Участок римской дороги от местечка Царине в Рисане в сторону Герцег -Нови ( недалеко от Виллы римского патриция с римскими мозаиками на полу)

елять его взгляды. 

Случайное слово или поступок могли привести к гибели не только заключенного, но и его посетителя». Кого филиппийцы могли послать?Можно себе хорошо представить, что путешествие такого рода могло вызвать беспокойство и неуверенность, но Епафродит (не следует путать с Епафрасом из Колосс) согласился выполнить это трудное поручение. Судя по его имени, которое содержит в себе имя Афродита, он, возможно, был язычником, обращенным в христианство, родители которого поклонялись этой греческой богине любви и плодородия.

imagesca949×1h.jpg

От иллирийской крепости Медеон (теперешнее село Медун) в 13 км от Подгорицы до Диолектии ( нынешнее название места раскопок со славянским названием Дукля) тоже шли сети иллирийско римских дорог, так как Рим завоевал эти территории у Иллирий , а римский император Диолектиан был родом из Диолектии)

Когда Павел писал филиппийцам, чтобы поблагодарить их за щедрость, он имел все основания описать Епафродита как «вашего посланника и служителя в нужде моей» (Филиппийцам 2:25). Из сказанного в Библии о Епафродите, мы можем понять, что, несмотря на его похвальную готовность предоставить себя для этого служения Павлу и своему собранию, Епафродит имел те же проблемы, которые, возможно, есть и у нас. Давайте посмотрим, что с ним произошло.

 

«Служитель в нужде моей»

Мы не знаем подробностей, но можем представить, что Епафродит прибыл в Рим уставшим от путешествия. Он  шел по римской дороге Via Egnatia, пересекавшей Македонию. Возможно, он переправился через Адриатическое море, высадился на «каблуке» итальянского полуострова и затем добрался до Рима по Аппиевой дороге. Это было утомительное путешествие (1 200 километров в один конец), на которое, вероятно, потребовалось больше месяца. С каким настроем отправился Епафродит? Его послали оказать Павлу ‘услуги’, или леитоурги́а (Филиппийцам 2:30). Это греческое слово первоначально относилось к добровольной работе гражданина на государство. Позднее это слово стало означать такого рода работу, которую государство требовало в обязательном порядке от граждан, обладающих определенным ремеслом. Об употреблении этого слова в Греческих Писаниях один ученый сказал: «Христианин — это человек, который трудится для Бога и для людей, потому что, во-первых, он желает этого всем сердцем и, во-вторых, потому что он должен, и его обязывает любовь ко Христу». Да, какой же прекрасный настрой был у Епафродита!

‘Он подвергал опасности жизнь’

римские дороги на балканах

римские дороги на балканах -кликабельно на увеличение

Употребляя слово, заимствованное из языка азартных игр, Павел говорит, что Епафродит ‘подвергал [параболеуса́менос] опасности жизнь’, или буквально — «рисковал» своей жизнью для служения Иисусу (Филиппийцам 2:30). Нам не нужно думать, что Епафродит в чем-то безрассудно поступал; скорее, выполнение его священного служения было связано с определенной долей риска. Может быть, он отправился с поручением в ненастную пору года? Продолжал ли он стойко идти, пытаясь выполнить его до конца, после того как заболел где-то в пути? В любом случае, Епафродит «заболел чуть ли не до смерти». Возможно, он должен был остаться с Павлом, чтобы послужить ему, поэтому апостол, очевидно, хотел оправдать его более скорое, чем ожидалось, возвращение (Филиппийцам 2:27, НМ).Тем не менее Епафродит был смелым человеком, который готов был бескорыстно предоставить себя, чтобы оказать помощь всем, кто в ней нуждался.Мы могли бы спросить себя: «Насколько бы я предоставил себя, чтобы помочь своим духовным братьям, которые находятся в трудных условиях?» Такой дух готовности обязателен для христиан. Иисус сказал: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Иоанна 13:34). Епафродит оказал свои услуги «чуть ли не до смерти». Епафродит был примером человека, у которого были те «чувствования», какие Павел хотел, чтобы имели филиппийцы (Филиппийцам 2:5, 8, 30). А проявили бы и мы такую готовность?Однако Епафродит впал в депрессию. Почему?

Епафродит в депрессии

Поставь себя на место Епафродита. Павел сообщал: «Он сильно желал видеть всех вас и тяжко скорбел о том, что до вас дошел слух о его болезни» (Филиппийцам 2:26). Епафродит знал, что братьям в его собрании известно, что он болен и не может помочь Павлу так, как они этого хотели. Могло показаться, что Епафродит создал еще больше трудностей Павлу. Может, врач Лука, спутник Павла, отложил другие дела, чтобы позаботиться об Епафродите? (Филиппийцам 2:27, 28; Колоссянам 4:14).Вероятно, из-за такого положения Епафродит впал в состояние депрессии. Возможно, он думал, что братья в собрании считают его неспособным. Может быть, он чувствовал вину и «сильно желал» увидеть их, чтобы заверить в своей верности. Чтобы описать состояние Епафродита, Павел употребил очень сильное греческое слово адемоне́о, «впасть в депрессию». По мнению ученого Дж. Б. Лайтфута, это слово может означать «состояние замешательства, тревожности, полупомешательства, которое вызвано плохим самочувствием или душевными страданиями, как печаль, стыд, разочарование и т. д.». Это слово употребляется еще один раз в Греческих Писаниях и относится к ужасным предсмертным мучениям Иисуса в Гефсиманском саду (Матфея 26:37).Павел решил, что лучше всего послать Епафродита назад к Филиппийцам с письмом, в котором объясняется неожиданное возвращение их посланника. В выражении «Я почел нужным послать к вам Епафродита» Павел берет на себя ответственность за возвращение Епафродита, поэтому развеивает любое подозрение в том, что он не справился с поручением (Филиппийцам 2:25). Епафродит же чуть было не потерял свою жизнь, выполняя поручение! Павел с теплотой советует, чтобы они ‘приняли его в Господе со всякою радостью, и таких имели в уважении, ибо он за дело Христово был близок к смерти, подвергая опасности жизнь, дабы восполнить недостаток ваших услуг мне’ (Филиппийцам 2:29, 30).via-egnatia.jpg
«Таких имейте в уважении»

Епафродит желал служить Богу и своим братьям, но болезнь не дала этого сделать.Павел не корил Епафродита за его нездоровье, а просил филиппийцев поддержать его.  То, что Павел ценил Епафродита и так хорошо говорил о нем, должно быть, утешило его и облегчило его депрессию. Мы тоже можем быть уверены, что ‘не неправеден Бог, чтобы забыл дело наше и труд любви, которую мы оказали во имя Его, послуживши и служа святым’ (Евреям 6:10).                                        

     Неудобства путешествия по римским дорогам 

  В наши дни путешествие, подобное тому, что совершил Епафродит, от одного важного европейского города до другого, возможно, не требует больших усилий. Его можно благополучно совершить на самолете за один или два часа. Совсем другое дело — совершить подобное путешествие в первом веке. В те времена было неудобно перемещаться с места на место. Пешком путешественник мог преодолеть от 30 до 35 километров в день, идя в непогоду и подвергаясь различным опасностям, в том числе от «разбойников» (2 Коринфянам 11:26).  А как обстояло дело с ночлегом и пищей?  Историк Микеланджело Каджано де Асеведо замечает, что вдоль римских дорог «были мансионес, то есть гостиницы, с припасами, стойлами и жильем для работников; между двумя ближайшими мансионес было несколько мутатионес, или остановок в пути, где можно было поменять лошадей или повозки и найти все необходимое».imgp1490.jpg У этих таверн была дурная слава, так как их часто посещали люди из низших слоев общества. Помимо того что владельцы таверн обирали путешественников, они часто пополняли свои доходы из заработков проституток. Римский поэт-сатирик Ювенал говорил, что всякий, кто вынужден остановиться в таверне такого рода, может очутиться, «лежа бок о бок, с головорезом, в компании рыбаков с барж, воров и беглых рабов, рядом с палачом и гробовщиком… Одну чашу подавали на всех; ни у кого не было ни постели, ни стола отдельно от остальных». Другие древние писатели жаловались на плохую воду и комнаты, которые были переполненными, грязными, сырыми и кишели блохами.